kisalubimaya

Category:

Плато

- Ну вот почему... Почему я такая депрессивная? Не умею держать себя в моменте, смотрю вперёд и на любое начинание приходит: а зачем? Для кого? И нет смысла. И скорее бы всё закончилось. Устала жить эту жизнь.

Рассказывает мне историю.
- Когда в горы идёшь -  жарко, каждый шаг даётся с трудом, так заёбываешься. И вот, поднялся на вершину, выдыхаешь, смотришь вниз, прошёл вообще хуйню, сто метров,  а впереди ещё одна вершина, раз в десять выше.
Идёшь. Уже полегче, привык, но всё равно. Гонишь себя, уговариваешь, через не могу. Из последних сил по жаре. Достигаешь. А впереди ещё одна вершина, вообще недостижимо высоко, там снег лежит.  Делаешь привал. И дальше идёшь. После привала ещё легче. Там фисташковые рощи на высоте. И вот уже под ногами снег.

- Нет, ты не понимаешь. Я иду по равнине. И вокруг уёбки. Я иду туда - не знаю куда, иду и старею.
- Иди ко мне...
- Зачем... - Сижу, терплю, слёзы кипят внутри и уже прорываются из глаз, сколько можно при нём реветь.
- Иди, я тебя обниму.

Обнимает меня, а я его обнимаю.
Снова иду в свой угол у холодильника. Неуклюже валюсь на табуретку, так что холодильник шатается. Смеюсь и слёзы лезут, всё сразу.
- Знаешь, у меня с детства чувство, что я куда-то попала не туда. Никто меня не понимает и я их не понимаю, как можно так жить, как можно так к другим людям относиться. Вот даже мои дети, как они могли меня заблокировать? И какая тогда разница, мои они или нет, если они так?  Они ничего от меня не взяли значит, ничего не усвоили.
- Ну что ты, поешь. Им легче будет жить.
- Легче, чем мне?
- Да.
- Тогда хорошо.  Хотя старшая тоже  странная, с ней я  ещё не выгорела, и не работала.  Больше проводила с ней времени. В неё я больше успела вложить. А она всё смотрела потом аниме, красивые и грустные, особенно любила Хаяо Миядзаки. Там тоже такая тоска о несбыточном.  Ты не смотрел?
- Не смотрел. - Ест рыбу, улыбается, - вкуснорыба.

Смотрю как он ест,  улыбаюсь сквозь слёзы. Радуюсь, что ему вкусно.


Я сижу в углу, на закрытом биотуалете, делаю эпиляцию. Я люблю боль. Боль это контроль над эмоциями, наверное. Поэтому мне нравится причинять её себе. Это своего рода медитация, переключение. Всё остальное перестаёт существовать. Только боль, боль.

В это время кот ворует в помойном ведре рыбьи кости, жрёт, блюёт. Константин идёт его карать за воровство из ведра. Кот чувствует это намерение и прячется в свой киоск (мягкий кошачий дом).
Константин бегает по кухне, заламывая руки и  визгливым фальцетом юного Радзинского вопит, как по стеклу скрежещет, так причитает:
- Обоже, буээ, он лежит в своей бли-евоотине, о неет, какой ужжас! Як!

Выбегает в предбанник, там я сижу, раскоряченная, выщипываю волосы на пизде. Ковыряю пинцетом болячки.
- Бедный, - сочувствую ему.

Он стонет, что не может это убрать, не может, если он попытается, он анигилируется. Нет, то что волосы, и пизда, это ничего, не страшно...
- Бедный.

Почему-то после этой катавасии я становлюсь радостная и всё время смеюсь. Убираю кошачью рвоту. Мою руки. Смеясь начинаем в шутку бороться. Я ловлю его руки. Или обнимаемся, прикусываю его за шею, а он меня хватает, нагибает вниз, кусает за попу.
- Аааа, нет! - я вырываюсь, уворачиваюсь. Оба смеёмся.

На кровати задирает халат. Стою на четвереньках, гордо выставив голый зад.
- Нравится тебе? - спрашиваю.
- Конечно нравится! - гладит долго и приятно.
- Ты мне не ври, -  говорю строго.
- Зачем мне врать?
- Ну, чтобы не обижать.
- Ладно, когда станет как вяленая тыква и разонравится, я сразу скажу.
- Тыква вяленая, вот ты блин выдумал! А пизда как сушёная хурма!

Ржём.

Лежу счастливая. Чувствую, что он меня любит. Даже если я сама себе кажусь некрасивой или кто-то считает, что я некрасивая, в его глазах я могу быть красивой, всё равно, потому что это я.  И он меня любит.

Так бывает. Когда рождаешься где-то не там. И нет ни одной родной души вокруг, и жизнь боль.
А потом вдруг прилетает издалека на большом самолёте самый красивый и самый умный  человек на свете, милый и весёлый.  И ты в него влюбляешься по уши, а он в тебя.  И два года вы уже вместе, а он всё равно любит. И такой же любимый.

Я в детстве верила, что так может быть, потом перестала верить. Сказки это. Не может, не бывает, тем более со мной.

Но есть.

Спасибо за жизнь, за трезвость, за любовь.


#дорогойдневник
#блогеоскаяосень




Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened