kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Categories:

Не увидеть Париж и выжить

s1200 (3).jpeg


Скоро День Рождения старшей дочери. Утром я вспомнила, как ходила туда перед новым годом. О. хвастался, что купил варочную панель. Я увидела эту варочную панель, она стоит внизу на полу на куске пенопласта. То есть уже больше чем полгода, ребёнок ползает на коленках по полу, чтобы готовить.
Как вообще так можно? Это неудобно, не безопасно. Я бы могла купить шкаф, но кто мне даст это сделать?
Или я не должна лезть в их жизнь, во всех их бедах наверное виновата я, вражина, которая предала, бросила, а потом выгнала из дома. И поэтому приходится платить ипотеку и нет денег ни на что, кроме водки и пива, ведь это святое. А маленькая? Есть ли у нее одежда, обувь? С ней хоть кто-то гуляет?

Вот зачем я себя мучаю? Есть выход?
Никакого не вижу. Дохода, чтобы содержать троих детей и обеспечить им нормальные условия у меня нет и не предвидится. С О. война, дети за него и я им враг. Смысла нет туда лезть, если подключать опеку, школу, конфликт снова обострится, начнутся проверки, дети будут нервничать, меня наверное снова привлекут за неисполнение родительских обязанностей. И женщина из телефона доверия считает, что выхода нет.
И К. говорит, что ходить туда - это мазохизм.
И сама дочь сказала, чтобы я не портила ей День рождения. Но я отказываюсь верить, что она не хочет меня видеть. Мне кажется, я всё равно должна купить что-то, и денег отнести. Может сделают этот шкаф. Или что-то ещё нужно, ведь всегда что-то нужно.

Но я боюсь, вдруг я дойду до точки, если туда пойду, и так состояние моё плохое. Я плачу, думаю о грустном.

Вот Джо Дассена вспомнила.
Я поступила в институт и параллельно хотела учиться в филиале Сорбонны при МГУ. Ходила на курсы французского, обучение там, в Сорбонне, было на французском. Мы жили с первым мужем Андреем. Я верила в хорошую жизнь, мечтала. Потом случился дефолт. Деньги, которые я отложила на диктофон, стремительно обесценивались. Мы с Анькой поехали срочно в центр, на площадь трёх вокзалов, там бегали люди и сметали-скупали всё, что только можно. Мы ходили с ней охреневшие среди снующей толпы и пустеющих прилавков. Хороший диктофон, на который хватало раньше, стоил теперь в два раза дороже. Хватило только на плохой в ларьке. Дома я прослушала запись, этот диктофон никуда не годился. Поехала уже одна, сдала его обратно, обменяла, чтобы не пропали деньги, на бело-розовый кофейный сервиз, шесть чашек и шесть блюдец, красивые были чашечки.
Андрей потерял все заказы. Мать орала, что мы не платим коммуналку и едим её еду. Андрей рассказал про меня и отца. И ушёл. Я убежала на дачу, уехала в пять утра на первой электричке. Какой-то жуткий крах всей жизни. Потом Андрей приехал ко мне, выживали на этой даче. Был мороз. Денег не было совсем. Не было ни еды, ни одежды, негде помыться.
Я была изнеженная, не привыкла так жить, это было мучительно. Приходилось учиться, работать. Жил в соседней комнате молодой мужик квартирант, бухал и слушал попсу эту ужасную, "девушка мечты в этот вечер не со мной осталась ты, без тебя я жить устал, я тебя нарисовал", по десять раз, привёл однажды бомжиху с вокзала, жуткую старую и пропитую в свалявшемся парике. Я зачем-то меряла этот парик и хохотала. Андрей напился с этим квартирантом, весь переблевался, я убирала его рвоту. Он не пил почти, и он и я, мы не могли пить, плохо усваивал организм алкоголь, особенно крепкий. Да и водка была тогда часто палёная. Так что было не до Сорбонны уже. Страшно очень. Смерть казалась лёгким выходом. Впрочем, я с детства любила думать о смерти, как о лёгком выходе, и сейчас люблю.

Я падаю всё ниже, ниже
Уже почти на самом дне
Но всё мечтаю, я в Париже
В далёкой ласковой стране.

И небо плещется о зелень
И волны плещутся в гранит
На ярких праздничных качелях
Смеющийся Париж летит

Мы силы тратили боролись
Как тщетна эта суета
Упали руки слаб мой голос
Всему итогом нищета

Я тихо вены перережу
Я знаю ты меня простишь
Жить невозможно без надежды
Однажды повидать Париж.


Жизнь налаживалась.
Андрей, хоть и бухой, но выиграл у бухого квартиранта в карты деньги. Эти деньги нас спасли. Лишившись денег, квартирант почти сразу съехал и оставил после себя в сарае кролика, большую крольчиху. Уж не знаю, как она у него оказалась, но когда он съехал, Андрей убил эту крольчиху, и мы её съели. Так Андрей победил голод и спас меня, мой герой...

Пришла весна, мы пытались реанимировать наш брак, но я уже знала, что Андрей слабый, сдал меня, чтобы себя выгородить. И не дорожила им. Разлюбила наверное, а может и не любила никогда. Просто нужно было за кого-то зацепиться, чтобы из дома вырваться, из под власти матери и бабки. Жила в каких-то розовых мечтах, что я умная, красивая, всё смогу. Расписались, ездили на море. Оказалось, что Андрей в детстве тонул и боится воды, это добавило мыслей, что он слабый и трусливый, не годится. Я защитила диплом. Провели водопровод, пытались зачать ребёнка. Не получалось, лечились.
Зимой снова скатились в нищету. Я нашла работу и уехала жить к матери. Бросила его там на даче одного. Один он недолго там прожил, тоже уехал куда-то, так мы и расстались, мать снова сдала дачу квартирантам, я подала на развод, и мы развелись.

Ничего я не смогла. Жизнь покатилась вниз в ещё более безвыходное. Странные у меня тогда были ценности, Париж увидеть, мещанское что-то. Дом, милый дом, красивенькое всё. Кофейные чашечки, цветы на окне.
Кукольный домик, куклы все на своих местах, картонное солнышко. Что я знала, понимала о жизни, ничего. Реклама была у меня в голове какая-то, романы Ремарка, Саган, мои глупые детские мечты были посидеть в кафе в красивой стране. И чтобы меня все любили.

Дрались со вторым мужем, бухие, он схватил за шею, душил, я убежала в ночь, безумная, больная совсем.
Поехала на метро до станции Университет, лежала в траве. Здесь училась моя мать. А я не смогла здесь учиться, помахала мне ручкой моя Сорбонна. Андрей, плакала я, и звала моего первого мужа Андрея, помоги мне, вытащи меня из этого ужаса, из этого ада. Из всех людей, кого я на тот момент знала, он был ко мне самый добрый, но я не ценила, думала, что достойна лучшего.

Утром мой К. гладил меня по голове и целовал в макушку, такой ласковый. Вчера лечили с ним кота, он и кота гладил и держал так, осторожно, ласково с ним говорил.
Уткнусь в него и лежу, хоть не так страшно, не одна.
Обнимает меня и тискает, я даже иногда смеюсь, но проваливаюсь всё равно. Коту лучше, рот зажил.
А мне хуже.

Не отказалась пока ещё от психолога, может всё же попробовать? Ну потеряю эти деньги за один-два раза не много, сколько я уже потеряла на процентах банку, на фигню потратила, вдруг легче будет?

Звонила мать, до чего ядовитый человек она, совершенно эмпатии ноль, только власть, контроль над нами с Анькой ей нужны. Мы нищие, деться от неё некуда, только напихать ей грубых слов мы можем, чтобы не лезла. Начинает нормально вроде, но обязательно накрутит, доведёт до истерики.

Жалуется на Аньку, оставь в покое говорю Аньку, не лезь к ней, она на работе с утра до ночи, что ты её дёргаешь. Ах, она грубая, что я ей сделала, в чём я виновата? Что ей, что мне, главное не быть виноватыми, не отвечать ни за что.

Я ей говорю, виновата бедность, что не можем жить отдельно. Вам бы только отдельно, - обиделась.

Лежу, не хочу вставать. Ничего не хочу. Не понимаю, что делать, как себя перенастроить на позитивный лад.
Tags: моя жизнь сейчас
Subscribe

Posts from This Journal “моя жизнь сейчас” Tag

  • Тонкий лёд

    Провоцирую его, подначиваю. Я не знаю, зачем я это делаю. Кайфую от этой игры, лезть в его границы, чтобы оборонялся. Он умный и привык ко мне. Не…

  • Калейдоскоп

    Время пролетает как шальное. Я не успеваю остановить. Сочиняла стихи давно, там был образ, человек бежит по эскалатору, едущему вниз против…

  • (no subject)

    И закрутилось опять. Снова ехать, опять назначили какую-то проверку. Какая я дура, что раньше не уволилась! Мать позвонила, я ещё не отошла от…

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

Posts from This Journal “моя жизнь сейчас” Tag

  • Тонкий лёд

    Провоцирую его, подначиваю. Я не знаю, зачем я это делаю. Кайфую от этой игры, лезть в его границы, чтобы оборонялся. Он умный и привык ко мне. Не…

  • Калейдоскоп

    Время пролетает как шальное. Я не успеваю остановить. Сочиняла стихи давно, там был образ, человек бежит по эскалатору, едущему вниз против…

  • (no subject)

    И закрутилось опять. Снова ехать, опять назначили какую-то проверку. Какая я дура, что раньше не уволилась! Мать позвонила, я ещё не отошла от…