April 5th, 2021

Гермиона

Жизнь жива

Тянет на верхние этажи,
На́ сторону, за предел.
Тянет из смерти назад в жизнь.
Снег за окном бел.

Вечером змей на груди лежит,
Утром мурчит лев.
Я поднимаюсь, прижав щит,
Снова преодолев.

Жизнь жива и смерти в ней нет.
Птица гнездо вьёт.
Я поднимаюсь ловить свет,
Стеблем пробив лёд.

2609870.jpg
#сновавесна
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Гермиона

Самое лучшее время - сейчас

Чувствую себя не очень.
Слабость, ноги в чулках немеют, неповоротливые, хотя от компрессии и лекарств вены стали не видны.
Бросает в жар. То ли приливы, то ли от аспирина. Ноют мышцы. Упражнения не делаю, всё время лежу. Вчера под вечер было очень хреново. И страшно, что что-то со мной не то. От страха уснула и долго спала.

На работе все мне завидуют, что я ухожу. Мне охота вообще перестать туда ходить, ну и пусть увольняют за прогул, пофигу. Но пока заставляю себя, ходить и работать. На душе легче, что увольняюсь. Нет у них больше рычагов запугивать меня. Начинают докапываться, сижу, глазами хлопаю как дура, до которой не доходит.

Говорили с К. о прошлом. Что его деду предлагали жильё на Проспекте Мира. А потом отцу предлагали остаться в Мск., он приезжал по работе.
Оба отказались. Отец сказал, вон у вас в феврале какая холодрыга, а у меня уже редиска созревает.

Если бы кто-то из них согласился, то родители К. бы не встретились и он бы не родился.

И я сразу представила, что его бы не было. Или я бы не шла в тот день никуда. Или он бы не подошёл. Или я бы не оставила телефон.

Наверное, я жила бы до сих пор с детьми и О.
Или может, уже бы не жила.

- Ты бы наверное встретил кого-то получше, - я сказала.

Он не возразил, что я лучше всех.

Он для меня лучше всех, а я для него нет.

Урвала кошка чужой кусок, смешно.

- Какое самое лучшее время и место? - он меня спросил риторически.
- Здесь, сейчас, - я сказала, - ты уже сто раз это говорил.

Потом вспомнила одну странную вещь.
Лет так с двадцати семи частенько приходит мне в голову мысль, что жить мне осталось совсем недолго. И так жаль становится, охота ещё-ещё. Мало до ужаса, и обидно, что так мало осталось. Но всё живу и живу, уже чёрти сколько лет.

Пусть не кончается.