kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Categories:

Четыре истории о ревности

[История первая, про подругу Свету]К моему первому мужу Андрею всегда липли женщины. Просто пачками висели на нем. Особенно те, что постарше. Он смотрел с прищуром, красиво курил как киногерой. В его глазах утонуть было можно.
Я ревновала до потери рассудка. Но не позволила себе ни одной сцены закатить. Сама себе врала, что повода нет, показалось, это же мой Большой, чего я?

Не избежала этой участи моя подруга Света.
Зачастила к нам.
Я ещё на свадьбе у другой подруги вижу, стараются уединиться. И эта сучка сидит на столе в коротком платье. Чтобы ноги перед глазами моего Большого, подруга называется. Ещё и болтает ими туда-сюда. Дрянь.
Но я, конечно, как маленькая девочка, ничего никому не говорю.
Только стою, смотрю молча. Типа мне показалось, а на самом деле ничего нет.

Так вот, она приезжает, и они друг с другом траляля, про её неудачные отношения, про неё, такую замечательную. А я в этот разговор чего-то никак, им и без меня нормально. Идём гулять через лес, на речку-Ичку. И они там на берегу опять траляля, и в глаза друг другу глядят. Даже он её потрогал за плечи. Своими руками, которые мои, да.
А я уже готова взорваться, у меня уже сердце колотится и не вижу ничего перед собой, так мне плохо. Начинаю раздеваться. А они друг другом заняты. Обращают на меня внимание, только когда я уже голая, я все с себя сняла, даже трусы. Вот такая я бестолочь. И иду к речке. И плевать мне, что они там говорят.
Вода обжигает как мороз, такая холодная. Как я выхожу оттуда, я не помню. Но долго ещё трясусь, стучу зубами. Заставила себя обнимать, согревать. Но так и не сказала ничего.

Потом Андрей мой всю ночь где-то чалился с этой Светой. Разговаривал с ней, типа. Запала она, говорит, влюбилась, ну я ей объяснил. Я так и не посмела спросить, переспали они или нет. Но сказала тоном, не терпящим возражений, мы с ними больше не общаемся. И мы правда не общались долго, несколько лет.


[История вторая, про бывших]Я потом развелась, и мутила со Светкиным братом Мишкой.
Он прикольный был. Помню нам с сеструхой читал повесть о Федоте-стрельце. Мы по полу валялись, читал он офигенно. И взгляд этот его, хитрый, весёлый, наглый.
Я ему как-то звоню, и мне хреново совсем. Приезжай, говорю, возьми меня. И он подорвался через час приехал и мы потрахались. И сразу мне стало лучше. Была мертвая, стала живая.

Смотрю, сидит мой любовник мрачнее тучи.
Нашла о чем рассказывать.
Повинилась, что постараюсь молчать о бывших. А он мне, что всё свое прошлое просто сжёг бы, такая там хрень.

Но мы, конечно же, не удержались и снова друг другу рассказывали.

Я - о своих, хотя зарекалась уже не раз, но он так исподволь выспрашивал, а я и рада была трещать. Про Андрея, первого мужа. Как в кино целовались. В этот кинотеатрик водили призывников из воинской части неподалёку. Представляю, как их впечатляла наша возня на последнем ряду! Как ушла из дома, начала взрослую жизнь, "я была влюблена, мир в кармане, жизнь впереди".
И как была счастлива, когда братик его приехал, соблазнила этого братика и была с двумя. Дух захватывало, какая у меня история, какой улёт, от секса по очереди с ними, а они были похожи, но разные, просто крыша в огне была. Жаль, недолго это длилось, пару недель и кончилось.
(Снова его расстроила своей трепотней, говорил, что я смакую прошлое и был грустный.)

И он тоже рассказывал, о том, как ездил от одной девки к другой на такси. Одна знала о сопернице, старалась изо всех сил, сражалась за него, а вторая не знала, что она не единственная. Я смеялась над этой историей, но просила его сделать так, чтобы я была той, которая не знает. Потому что ревновала его ко всему миру, к каждому столбу.

Хорошего мало - быть той, которая знает...



[История третья, та, которая знает]
Однажды в марте, в 10:30 на телефоне Константина прозвонил будильник. Я дописывала вчерашний пост в блог.
Он попросил выключить, провести по экрану. Я провела и увидела кусочек переписки с девушкой эН. Благодарил её за чудесный вечер и обсуждал как будут греться в ванне.
Я впала в истерическое состояние.

Начал меня убеждать, что ищет девушку для друга, не знает, как ещё по-другому помочь ему. Потому что тому очень тяжело, он в депрессии, одинок. Я начала кричать, что отмазка для детского садика! Он разрешил прочитать мне эту переписку, и говорил, что не скрывал, потому что скрывать там нечего.
Я не смогла ничего читать, смотрела, но не видела.
Несла бред, чтобы он привозил друга сюда, пусть меня погладит как кошку.
Что за такой косяк я приведу сюда ребёнка!
Что я все отдала, что у меня было, теперь осталось только самой себе наступить на горло!
Что он хренов спасатель, спасает меня, друга, лучше себя бы спасал, спасает других, чтобы от своей дыры отвлечься, что там у тебя?! Что?!

Он снова уговаривал, я даже поверила, был секс, как всегда приятно и волшебно.
Но мои иллюзии окончательно развалились.

Я снова потребовала открыть эту переписку и обсудить со мной, он отказал мне.
Я уговаривала, упрашивала, ставила ультиматум.
Он пытался обнимать меня, я плохо помню, что происходило. Я говорила, что сама не моногамна, бегала от первого мужа к его брату и кайфовала!
Я могу принять связь на стороне, но не могу принять вранье, что же совсем овцу, лохушку из меня ты делаешь!

Обрывки фраз, невыносимая душевная боль
Я собрала вещи. Оставила ключи. Отнесла вещи домой. А сама пошла на кладбище.

Здесь тихо, птицы поют.
Я его очень люблю. Мне ужасно его не хватает уже сейчас. Уже сейчас я надеюсь, что он позовёт меня обратно.

Но я не могу с ним оставаться после такого.

Я должна жить. У меня дети.

Я устала жить эту жизнь. Я ничего уже не могу и не хочу.

Господи, помоги мне выжить. Помоги мне захотеть жить и тащить это все дальше, дай мне сил, дай мне кого-то, кто поддержал бы меня.


[История четвёртая, заново и заживо]

Чувствую грусть злость жадность.
Сильное чувство одиночества.

Про детей я не вспоминала эти два дня.
Употребляю свой коктейль молотова.

Любовь это или страсть, иллюзия или настоящая близость, я в этом остаюсь.

И мне ничего не страшно.

Снова слушаю песенку.
Что мне осталось...


Поражаюсь своей интуиции, знакам, снам.
Мы ударили по рукам.
Он пошёл по рукам.
Я заживо и заново и понятно, что будет завтра.

Я буду сидеть и ждать его от его женщин, он мне расскажет, я напишу, это невероятно! Я почувствую себя им и запишу истории, пока я буду ждать, у меня будет время писать.

Только почему мне тогда так одиноко? Кто будет читать? Здесь (на форуме АА) началась травля. Всегда я вызываю нездоровый ажиотаж. Ненавижу женщин. Константин сказал, что я их почувствую и мне понравится. Я их полюблю.

Позвонил. Мы едем друг другу навстречу.
Надо поспать. Сколько я уже не сплю по-человечески?


...Были километры переписки, он привёз мне на работу виноватые розы. Первые и последние цветы, которые он мне дарил. Купленные на последние деньги, которые у него были. Я конечно же вернулась, и он говорил мне о гармонии, самой высокой степени доверия, а сам продолжал встречаться с той девушкой. Потом у них сошло на нет. Меня мотало на грани безумия, от невыносимой боли до всепоглощающего счастья.
Без спроса читала его переписки и дневниковые записи. Написала самые лучшие свои тексты.
Была уверена, что мы расстанемся, и каждым днём с ним дорожила как последним. Но мы почему-то не расстались.

Дневники его - это отдельная песня.
Несколько раз я рылась в его вещах и разыскивала эти мучительные тетрадки, в которых он готовил оупенэйры, анализировал подходы, женщин называл объекты. Всё это происходило в то время, когда мы жили вместе. Он объяснял, что так легче решиться подходить знакомиться, и переживать отказы.
Что это личные записи, которые понятны только ему, и он не разрешал мне их читать!
Я мучилась от страха отвержения и непонимания, и в то же время не могла отлипнуть.
Жила им в своей голове, он был герой, и я его присваивала вместе с его похождениями и тетрадками, чтобы контролировать. И чтобы писать. Порой мне казалось, что реальность вторична, и чем хуже, тем лучше, зато какие тексты!



[Эпилог]Скорее бы пятница, я говорила на днях. И мой любимый сказал мне, что есть такая песенка.

Я послушала. О том как человек на работе крутится волчком, а сам мечтает о девках, блондинке, мулатке, азиатке, на пляж с ними, на речку!
Вспомнила, как охотился на женщин, как с негритянкой в хостеле был! Испытала ревность! От попсовой песни, только повод дай.

Но эта песня была милая и веселая, как он сам.
И я чувствовала, что он меня любит.

Вспоминала, как мы только познакомились.
Как мне было неловко, поначалу. А потом вдруг стало легко. Потому что он был лёгкий, милый и весёлый. И я вспыхнула как спичка. Ничего не соображала и на все была готова, чтобы с ним быть.

Вспомнила, как калейдоскоп ярких картинок, "есть же Середниково", - он написал, и мы пошли.
Наш первый поцелуй на бутафорском корабле, и в тот же день в сумерках на озере, на причале, я подумала, свалимся в воду.
Наши ночные дороги. Вкус эклера и как я снимала гостиницу, не в силах ждать, и плевать мне было, сколько это стоит. Как потом мыла ему голову в этой гостинице, не оторваться было, снова он во мне, на мне, его руки, лицо.
Какой он был всегда нежный и страстный, милый, мой любимый и радостный, как смеялись мы вдвоем. Лишь иногда закрывался, и билась тогда от него. И всегда в нем была глубина, контрасты, он завораживал меня, творил мою историю, о которой я мечтала с детства, всю жизнь. Но даже в мечтах я не могла представить, что вот такой будет он, и так всё будет невероятно, не хватит слов рассказать. Про красоту и счастье, нежность и боль, радость моя, моя любовь.

Откуда растёт ревность?
От дефицита внимания. От жадности. Как это так, внимание, время, эмоциональное обслуживание достанутся другой?
Где справедливость - мы вместе в горе, а радость кому-то, не мне?

От страха. Что используют, как объект, и выбросят прочь, как старую вещь. Есть же новая, лучше.
От страха, что сильно зависишь и последствия утраты будут очень болезненные. От обиды, за что так со мной? Я же столько отдавала, а меня кинули, я внесла предоплату, а мне недодали.

Ревность - это раскрытая пасть, кричащая: "дай", это страх, что не выживешь. Жалкое и детское что-то, такое лучше бы было адресовать родителям, но мы и были друг для друга родители. Вместе росли.

Как-то я смогла перестать рыться в его вещах. Стала выше этого, взрослее что ли. Думала, пойму, почему смогла, но нет. И когда писала этот текст, было временами плохо и тяжело.

До сих пор подначиваю его, чтобы шёл охотиться на женщин. Иногда мне легко и весело, а иногда - не очень. Это всё попытки контроля и страх отвержения. "Посмотри на меня", - он мне говорил, - Я тебя не отвергаю, я тебя люблю".
Я попросила его, чтобы он больше не палился, не хочу ничего знать, мне так легче. Я ведь понимаю, он со мной не навсегда, у нас нет будущего. И я благодарна, что он до сих пор со мной, мне с ним хорошо.

Наверное, ревность заканчивается, когда понимаешь, что другой человек ничего тебе не должен, а должен только себе - счастье. И он сам по себе, свой собственный.
Разве хочу я, чтобы мой любимый сидел около меня против своей воли, лишал себя чего-то? Отношения даются для развития, а не для того, чтобы владеть человеком, как вещью или функцией, и душить контролем. Жизнь такая короткая. Я просто хочу, чтобы он был счастлив, со мной или без меня - не важно.
Tags: #92днялета, 92summerdays, задание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment