kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Category:

Больная совесть Алексиевич


"- Что-то я тебя все-таки не понимаю, - сказал Изя Гейгеру. - Какое,
собственно, тебе до этого дело? Ищешь писателя, чтобы поручить ему свое жизнеописание?
- А если без шуточек? - терпеливо сказал Гейгер. - В городе миллион человек. Больше тысячи числятся литераторами. И все бездари. То есть сам я, конечно, не читаю...
- Бездари, бездари, - кивнул Изя. - Правильно тебя информировали. Ни Толстых, ни Достоевских не видно. Ни Львов, ни даже Алексеев...
- А в самом деле, почему? - спросил Андрей."

Цитатами А. и Б. Стругацких из романа "Град обречённый", проиллюстрирую этот пост.

По заданию марафона #92днялета сегодня работаем с отсылкой к новостному поводу.

Повод, который взволновал меня, автор, который давно волнует - Светлана Алексиевич.

"Нобелевского лауреата в области литературы вызывают в следственный комитет для дачи показаний" - читаю в новостной ленте.

Алексиевич для меня персонаж неоднозначный. Её пятикнижие "Голоса утопии" - боль, которая прокричала на весь мир. Эти книги - к сожалению, а может быть, закономерно - стали инструментом, в который радостно вцепились прозападники, чтобы загасить "проклятый совок" окончательно.
Истории маленьких людей, живых и тёплых, которых не пощадили жернова истории и которым больно. Записанные с их слов.
Женщины, трудившиеся в Великую Отечественную на фронтах и в тылу. Дети войны. Матери, потерявшие на
афганской войне детей - цинковых мальчиков. Жена, потерявшая любимого мужа и ребенка при аварии на ЧАЭС. Самоубийцы.
По большей части герои Алексиевич - женщины. Потому что они больше склонны к драме и откровениям, и выжили - в войнах и на ликвидации аварий погибает всё же больше мужчин. Потому что автор - сама женщина.

Меня одолевали сомнения, литература это, или всё же публицистика, жанр близкий к интервью.
Какой должна быть литература? Она должна вызывать эстетическое наслаждение красотой описаний, изяществом языка, мастерством формы, или содержание в первую очередь должно взрывать сознание читателя подобно пороху? Ну а красота - а красота потом?!

"- Писателей выдающихся - нет, - продолжал Гейгер. - Художников - нет. Композиторов - нет. Этих... скульпторов тоже нет.
- Архитекторов нет, - подхватил Андрей. - Киношников нет...
- Ничего такого нет, - сказал Гейгер. - Миллион человек! Меня это
сначала просто удивило, а потом, честно говоря, встревожило.
- Почему? - сейчас же спросил Изя.
Гейгер в нерешительности пожевал губами.
- Трудно объяснить, - признался он. - Сам я, лично, не знаю, зачем
все это нужно, но я слыхал, что в каждом порядочном обществе все это есть. А раз у нас этого нет, значит, что-то не в порядке... Я рассуждаю так. Ну, хорошо: до Поворота жизнь в городе была тяжелая, стоял кабак, и было, предположим, не до изящных искусств. Но вот жизнь в общем налаживается...
- Нет, - перебил его Андрей задумчиво. - Это здесь не при чем. Насколько я знаю, лучшие мастера мира работали как раз в обстановке ужасных кабаков. Тут нет никакой закономерности. Мастер мог быть нищим, сумасшедшим, пьяницей, а мог быть и вполне обеспеченным, даже богатым
человеком, как Тургенев, например... Не знаю.
- Во всяком случае, - сказал Изя Гейгеру, - если ты собираешься,
например, резко повысить уровень жизни своих литераторов...
- Да! Например! - Гейгер снова отхлебнул кофе и, облизывая губы, стал смотреть на Изю прищуренными глазами.
- Ничего из этого не выйдет, - сказал Изя с каким-то удовлетворением. - И не надейся!"

В жюри Нобелевской премии рассудили, что "Голоса Утопии" - именно литература, и, наверное, они правы. В этих книгах всё же очень много авторского. Публицистика более беспристрастна.
А этот вой человеческий, конечно, и поэма и героический эпос, поскольку угол зрения смещён на то, что волнует лично автора. Однобокий женский взгляд посттравматика. Взгляд женщины, которая не видит больших целей, экономических и военных стратегий за собственной болью потери родной души, за переживанием собственных маленьких страданий и обид.
Наверное это нужно и необходимо, как противовес макиавеллиевскому "цель оправдывает средства". Но о политических процессах забывать при этом не нужно. В них всегда есть тот, кому выгодно.

"- Погодите, - сказал Андрей. - А может быть, талантливые творческие
люди просто не попадают в город? Не соглашаются сюда идти?
- Или, скажем, им не предлагают, - сказал Изя.
- Бросьте, - сказал Гейгер. - Пятьдесят процентов населения города -молодежь. На Земле они были никто. Как можно было определить, творческие они или нет?
- А может быть, как раз и можно определить, - сказал Изя.
- Пусть так, - сказал Гейгер. - В городе несколько десятков тысяч
человек, которые родились и выросли здесь. Как с ними? Или талант - это обязательно наследственное?
- Вообще-то, действительно, странно, - сказал Андрей. - Инженеры в
городе есть прекрасные. Ученые - очень неплохие. Может быть, не Менделеевы, но на крепком мировом уровне. Взять того же Бутца... Талантливых людей пропасть - изобретатели, администраторы, ремесленники... вообще всякие прикладники...
- То-то и оно, - сказал Гейгер. - Это-то меня и удивляет."

Да что там далеко ходить, Алексиевич самой было выгодно записать свидетельства очевидцев так, как ей хотелось, подать в выигрышном свете, чтобы раскачивать эмоции, и привлечь к себе, писателю, побольше внимания. Она была при этом настолько неделикатна, что люди, поведавшие ей свои истории, подали на нее в суд, проиграли конечно. Но неужели нельзя было решить миром? Не доводя до судебных процессов? Или ей на руку были эти процессы, усилить резонанс, ещё, ещё больше внимания!

Ну а сейчас тот, кого нельзя называть, тот, кому выгодно, может быть готовит Светлане Алексиевич новую роль, поднимет ее на знамя, сделает из нее мученицу системы. И весь мир возмутится, как так можно с нобелевским лауреатом, творческим человеком? Женщиной?!

Хотя, может быть, просто возьмут объяснение и отпустят восвояси. Следствию виднее.
"- Слушай, Фриц, - сказал Изя. - Ну, зачем тебе лишние хлопоты? Ну, появятся у тебя талантливые писатели, ну, начнут они тебя костерить в своих гениальных произведениях - и тебя, и твои порядки, и твоих советников... И пойдут у тебя самые неприятные неприятности. Сначала ты будешь их уговаривать, потом начнешь грозить, потом придется тебе их сажать...
- Да почему это они будут меня обязательно костерить? - возмутился Гейгер. - А может быть, наоборот - воспевать?
- Нет, - сказал Изя. - Воспевать они не станут. Тебе же Андрей
сегодня объяснил насчет ученых. Так вот, великие писатели тоже всегда
брюзжат. Это их нормальное состояние, потому что они - это больная совесть общества, о которой само общество, может быть, даже и не подозревает. А поскольку символом общества являешься в данном случае ты, тебе в первую и
накидают банок... - Изя хихикнул. - Воображаю, как они расправятся с твоим Румером!
Гейгер пожал плечом.
- Конечно, если у Румера есть недостатки, настоящий писатель обязан их изобразить. На то он и писатель, чтобы врачевать язвы...
- Сроду писатели не врачевали никаких язв, - возразил Изя. - Больная
совесть просто болит, и все...
- В конце концов, не в этом дело, - прервал его Гейгер. - Ты мне
прямо ответь: нынешнее положение ты считаешь нормальным или нет?
- А что считать за норму? - спросил Изя. - Можно считать нормальным
положение на Земле?"

Давайте поговорим о прозе Алексиевич, её роли в координационном совете оппозиции Беларуси и прочих политических событиях. Об экспериментах, вышедших из под контроля. О литературе. Здесь, в ЖЖ, больше пишущих чем читающих.
Я знаю, вам есть что сказать! Писатель должен вовлекаться в политику? А может его роль лишь развлекать, уводить из реальности в свои, отличные от реальности миры? Может ли писатель влиять на умы, врачевать язвы, или его задача - просто кричать о том, что болит?
Как вы считаете?

___________________
Фото молодой Светланы Алексиевич из интернета
Tags: #92днялета, задание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments