kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Categories:

Варенья день

Слопали ведёрко черники с сахаром.
Рыж ее ел лишь однажды в детстве.
Ездил в какой-то колхоз на ишак-арбе. Там росла черника по обочине поля. У меня прямо замерло сердце от восторга от этих прыжков - от ишак-арбы до небоскребов Москва-Сити.



На скорую руку нажарила на сковородке мясо и сварганила салат ачичук - огурец, помидор, лук.
Мясо капец получилось жёсткое.
Поужинали за столом с георгинами.
Я игралась, пряталась и выглядывала из-за цветов. Веточка спаржи щекотала нос. Он улыбался моей игре.

Пообсуждали одну статью...

В двух словах, кому неохота читать, мужчина всегда подспудно думает о сиськах, а женщина о детях, холодильнике и статусе.

Рыж отрицал, что у него всегда физиология как фон, он что ли животное?
А я говорила, что да, у меня всегда мерещатся на каком-то подслое дети и холодильники. Но всё оказалось ещё хуже! Припомнил фразу, которую вычитал у Беркема аль Атоми, в Мародёре, и с которой я раньше радостно соглашалась. Что у женщин всё вокруг елды накручено, я снова рассмеялась, что да, это поважнее холодильников и детей!
Лихо выкрутился, я оказалась дважды плохая и за мужиков и за баб, а он, хитрюга, снова сбросил ответственность, и отказался ложиться в шаблон, ничего на себя не взял. Всегда меня побеждает. Но мне нравится проигрывать, проверять его, что он выше.

Была спокойная и счастливая.
В выходные Анька с Яном приедут. (Это моя сестра и племянник).
А Рыж поедет работать. Немножко расстроилась, что без него мы будем. Но Ян его боится, из-за волос, и враждует с ним.

Черника, тётка с рынка сказала, что из Твери. Очень ему понравилась. Я вспомнила детство, как собирали в лесу. Стало грустно, до чего давно всё это было, детство, черника. Стремительно промчалась жизнь.

Вертелись в голове какие-то черничные ночи. Откуда это? Я не помнила.
Он подарил мне свои рубашки, которые стали малы в плечах. Кензо и Лакосту. Буду носить, а своё тряпьё выкину. Про Кензо рассказывал, что в ней сидел на тутовом дереве и ел тутовник, от чего и рот и пальцы были все синие. Чудо, что на рубашке ни единого пятнышка. Целовались черничными ртами.

Этой ночью просто спали. Перед тем, как уснуть, вспоминала позавчера.
Он затащил меня верхом, обхватил руками грудь, в просвет пальцев целовал соски. Я видела, как его нос утыкается в мягкое, ощущения от губ и покалывание щетины, ловила его дыхание, целовались глубоко и горячо, снова грудь, рот, и я гнала верхом быстрее. Ещё-ещё... Догналась, начала вопить... Проклятая кошачья скотина в это же время тоже начала завывать на всю комнату, на улицу, или чёрт её знает, куда было ей нужно... Вот же тварь! Ругала ее почём зря, смеялись.

Опиши ощущения, он сказал.
Я не то что описать, я от смущения даже смотреть не могла в его наглые глаза. Пряталась и лепетала что-то про кота, и что он волосы состриг и теперь ещё больше похож на змею. Сделал совсем короткую стрижку. Возражал, что ему не нравятся волосы, как буханка. Хлебушек, я вспомнила. Нет, не из-за волос, просто когда мы встретились в тот день тогда, давно, зимой, он в пекарне сидел и пропах хлебным запахом.

Я не успеваю записывать.
Утекает сквозь пальцы, ускользает.
А я так сильно хочу удержать!
Быстротечность жизни ощущается с каждым годом всё острее. И тем сильнее жажда жить, глотать эту жизнь огромными глотками, взахлёб.
Прижималась ночью к его спине и думала, как же я люблю его, люблю.
Мне мало с ним времени.
Tags: заметки на полях, моя жизнь сейчас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments