kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Categories:

Главы из книги

Глава 2. Мой отец Д'Артаньян
4. Настоящее. Омутищи.


Деревня во Владимирской области. Электричка Москва-Петушки. Маршрут, описанный в книжке Венечки Ерофеева. Быстрая речка с омутами - отсюда и название. Ферма, с которой на речку гонят стадо коров. Они мычат, щёлкает кнут пастуха, я стою у деревянной оградки, сморю, как коровы идут, пыля копытами в песке. Сосновый лес, грибной, солнечный - маслята, подосиновики, лисички, белые. Огурцы и помидоры в теплицах. Однажды в теплицу залетел воробей, а когда его вызволили, долго чирикал-ругался, сидя на оградке палисадника. Вишни, смородина, клубника, в палисаднике цветут пышным цветом мальвы, кузнечики выпрыгивают из-под ног, в сарае пахнет машинным маслом, за дверью висят удочки и сачки для ловли бабочек. Будка, в которой никто не живет, но когда-то давно жил пёс по кличке Абрек. Во дворе колодец, баня и беседка. В бане пахнет берёзовыми вениками, а в беседке влажный терпкий запах грибов и виноградных листьев.

Рай моего детства превратился в ад, в дрожащий невнятный кошмар.

Обрывки воспоминаний.
Мы приезжаем с Андреем. Всю ночь в бане с ним до изнеможения, чтобы доказать отцу что я не свободна, что влюблена, заставляю себя и Андрея, через силу, как будто этим можно что-то исправить. Рассвет. Я, слабая после бессонной ночи, перемываю гору грязной посуды ледяной водой.
Вечер. Андрей запускает петарду с руки, держит ее, терпит адскую боль, потом скажет, что не бросил на землю, потому что боялся, что огненные шары полетят в машину, которая стоит рядом. Я любуюсь салютом, не представляя, как ему в эту минуту больно.
Отец пьяный, пьет подсолнечное масло, едем ночью в больницу в Петушки.

Через год. Я сижу на лавочке около дома под зарослями спаржи. Я жду ребенка от Андрея. Отец прижимает ухо к моему животу. Слышим визг, скрип. Уж тащит из-под бочки лягушку, она верещит. Я не знала, что лягушки умеют кричать. Я не выносила ребенка. Отец мне подарил маленького круглого плюшевого зверя непонятного, белого с зелеными лапами и малиновыми ушами. Я долго хранила эту игрушку-неведому-зверюшку, оплакивая своего не родившегося ребенка, прижимала ее к лицу. Так странно, я придумала имя Ян. Сестра не знала, не могла знать. Я ей не говорила. Сестра назвала своего сына, родившегося через 20 лет, Яном.

Через год снова лето. Приезжаем с Андреем. Сестрёнка в слезах. Уходим по коровьим тропам - глубокие канавы, Андрей сказал, их коровы протоптали, уходим к реке, сидим у костра.

Утром идем за грибами. Я собираю в пластмассовое ведро поганые грибы, они выглядят как белые, но ядовитые, их можно отличить, под шляпкой они розоватые, я об этом прекрасно знаю. Но демонстративно собираю их, стараясь, чтобы отец видел, чем я занимаюсь, каждую находку комментирую, изображаю радость. Отец отбирает мое ведро, высыпает из него мою добычу, орёт, разворачивается, идет домой. Собираем без него уже нормальные грибы, я убеждаю сестру и Андрея, что все хорошо, мы и без него соберем. Изображаю радость.
Возвращаемся, отец собирается в дорогу, говорит, что отключили электричество и надо увезти мясо.
Едем молча. Молча нас высаживает и уезжает.

Ноябрь. Мы не поздравили отца с днем рождения. Он привозит матери деньги - алименты на Аньку за два года вперёд, до совершеннолетия. Я пытаюсь дозвониться, просить прощения, что не поздравили. Трубку берет жена отца и просит не звонить больше.

Больше я туда не ездила. Так хочется туда. Дом увидеть, спуститься к реке, бродить по лесу. И чтобы лето снова было и детство.
Tags: Житие Майки Алкоголички
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments