kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Categories:

Дневниковое.


Вчера встретила бывшего, отца детей.


Вернее не встретила. Не знаю, как это назвать. Увидела, как он вышел из магазина Дикси и шла за ним, за его спиной. Видел он меня? Может да, а может, нет.
Он тащил два тяжёлых пакета. В одном был арбуз. Детям понёс арбуз.
И второй пакет, тоже тяжёлый. Продукты в нём тащил, может бухло.
Он очень быстро шёл. Он всегда, когда что-то тащит, очень быстро ходит. Я могла бы бежать его догнать и расспрашивать о детях. Но не стала.
Шла, со странным любопытством прислушивалась к себе. Раньше я его сильно ненавидела. Мечтала, чтобы ушёл, но он не уходил. За то, что не уходит, мечтала убить или чтобы сам умер. Сегодня ничего не чувствовала, совсем ничего. Ни к нему, ни к детям. Никаких эмоций, никакого интереса, как там они без меня. "Как хорошо, что больше мы не живём вместе" - примерила на себя. Нет. Это были просто слова, без смысла. Пустота, ничего. Арбуз несёт, продукты. А я нет. Не содержу их. С любовником живу. Ничего.

Пришла домой, к любовнику. Ужинали, обнимались. Я почти сразу сказала, что видела, как идёт и тащит. Нейтрально отреагировал, хорошо же, детям арбуз.
Занимались любовью. Любовалась им, гладила всего, целовала. Отдавалась ему, кричала от наслаждения. Смеялись, какая у меня выросла большая попа. Нацепил мои трусы на потолочный круглый светильник и они сияли, как большая попа. Но всё равно, была отстранёная, как будто не здесь. Меня уже начало крыть. И я снова мысленно колотила драму. Что у меня дежавю, я прихожу, он играет в такую же игру, как бывший. Я должна готовить и мыть посуду. Не готовлю, покупаю готовое, но это дорого, расточительство. И то, как мы любили друг друга и трусы на люстре, трусижур, это тоже уже было, повтор. Вдруг пришло откуда-то изнутри, что я боюсь бывшего, очень боюсь, это неконтролируемый животный страх, тоскливая обречённость. Что жизнь без детей бессмысленна. Но я слабая и не могу за них бороться, хочу сбежать, уехать. Что я виновата, не содержу их, покупаю подарки любовнику. Его я тоже боюсь, он такой же, как бывший, как все, всё мне - ничего от меня. То, что он любит, и я его, это просто иллюзия. И нет смысла ни в чём. Виновата. Нужна боль. Не помню как, но вытащила из него, получила. Мой любимый, который вдруг стал мне чужим, говорил, что уйдёт в любой момент.
А я думала, ну и что, пусть. Может и лучше, если уйдёт. Жизнь со мной - это удобная тюрьма для него. Сколько у нас продлится с такими моими закидонами? Да и он подолгу нигде не задерживается.
Велел среди ночи встать и вымыть вилку и чашку. Я мыла и беззвучно плакала от жалости к себе. Вдруг подумала, что зря я так ненавидела бывшего. За невнимание. За то, что видел во мне лишь функцию. Он пахал на тяжёлой работе всё время. Без перерыва. Приходил уставший. Чтобы расслабиться, пил. Срать он хотел на мою драматургию. На то, что мне нужно общение. Для него я была бездельница, стрекоза для муравья. Он не видел и не понимал, что я тоже устаю. Как можно устать, когда не работаешь?
И вот мы оба тащим продукты. Он для детей, я для любовника. А друг для друга не хотели, захлебнулись в этих должен-должна, и в ненависти.
Лежала, не спала. Месила в башке свою колбасню. Велел встать и поставить на зарядку телефон, чтобы прозвонил будильник и я не проспала, не металась утром как ошпаренная. Лежала и не хотела подчиняться. Говорил, не помню что, а я ему сказала, что он меня не любит. Встала согнутая и несчастная, жалкая, подчинилась, отнесла телефон в прихожую. Он переставил в комнату. Мне показалось, с трудом держится, чтобы не взорваться, он очень взрывной. Но на меня никогда не срывался, никогда. Объяснял, отчитывал холодно, вежливо. Ни одного грубого слова, никогда. А потом звал к себе, обнимал и гладил и говорил, что любит.

Утром проснулась и сразу открыла ЖЖ, посмотреть, как я расту в рейтинге.
Кто-то рос в семь раз быстрее меня, у меня было двадцать пунктов, а у него сто сорок. Ревниво прочла, что пишет. Юмор, воздух, Америка, двадцать лет. Восхищаясь и завидуя, добавила в друзья. Подосадовала, что так не умею, умею только какую-то достоевшину, мрачнятину тяжеловесную. И что вообще я ужасный человек. Графоман-психопат и маньяк-убийца. Для меня люди - статисты. Лишь бы эмоционально раскачать себя и бедных людей, выстроить драму, чтобы было о чём писать. Всё в костёр этому дару, который может и не дар, а больное что-то, травма.
Зашла попрощаться, позвал к себе обниматься. Просила прощения, что я больная мерзкая, просила, чтобы не сердился, целовала его лицо. Он обнимал и гладил, говорил, что не сердится. Ничего не чувствовала, ничего. Только радость, что буду писать. Течение. Тление. Предназначение.


[верлибр]

работаю фильтром
вбираю действительность
верлибрами фибрами искрами рисками
спросишь: зачем?
я не знаю зачем
может быть это предназначение

может быть эти
сшибки-ошибки
кому-то впрок укором-уроком
ненароком пророком до срока
литературно пунктирно халтурно
героехарактерно стоя на паперти
пишущей братии чёртовой матери
иносказательно непритязательно
влёт по касательной
числить читателей

зачем?
я не знаю
зачем?
я не знаю
зачем мне так хочется ропщется топчется
строчки рабочие
омноготочены
подстрочники сочные склочные сточные

первоисточники пачками росчерком
ранена спарена трачена схвачена
графоманией непониманием

зачем же?
зачем всё?
зачем - ну зачем?
течение?
тление?
предназначение?


#блогерскаяосень
...о том, что оказалось не тем, чем казалось...
Tags: #блогерскаяосень, моя жизнь сейчас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments