kisalubimaya (kisalubimaya) wrote,
kisalubimaya
kisalubimaya

Category:

День вчера









18+ мат и секс.



День вчера был для меня тяжёлый.

Я написала два отличных текста, которые мало кто читает. Комментарии в стиле "а ты кто такая?" Да никто я, никто, просто вздорная ебанашка, которая возомнила о себе дохуя.

Утром нос не дышал и была слабость.
Сделала упражнения, видно перестаралась. До этого два дня не делала. Делать было приятно, мышцы прямо жгло. Но потом они заныли и ныли весь день.

Таскалась к газовому хозяйству, там был раньше магазин газовых котлов. Не работает в субботу. Либидо снова проснулось, выросло и всё время фонит, как радиация. Связываю это с приёмом бадов и витаминов, начала принимать комплекс для менопаузы. Там какие-то эстрогены растительные, толку с них. Трахаться хочется всё время, а настроение всё равно говно.

Сидела в пекарне. Наша пекарня, в которой раньше часто сидели, когда было негде встречаться, из башни-новостройки переехала в одноэтажный домишко старый, здесь был раньше магазин продукты. И стало в ней как-то неприветливо. На кассе злая баба и зал неуютный. Просидела там, звонила мастерам по газовым котлам. Один наглый уёбок и судя по общению бухой. Второй трезвый, но тоже общается нагло. Оба офигеть как заняты и одолжение мне делают тем что возьмут мой заказ. За один выезд две тыщи. Потом по опциям монтаж-демонтаж-наебаж в итоге восемь-двенадцать за установку и не понятно, входят комплектующие или нет. Вообще, загонят в итоге, я чувствую, в максимум.
Это пиздец как дорого. Я стала злая и несчастная. Ебучий котёл ссыт всё сильнее. В день натекает уже литров пять и это ещё повезло, что не заливает горелку.

Я от этой ситуации с котлом  истерила, бегала внутри своей башки вокруг люстры, и злилась на К., что он не спасёт меня и не возьмёт это всё в свои руки, а меня на ручки.

Но этот восточный хитровыебаный змея осторожен до безобразия. Он всегда выкручивается так, чтобы не брать на себя никакую ответственность. В этом мы нашли друг друга. Только он умный и реально живёт как хочет и ни за что не отвечает. А я дура. Бегу от ответственности, как чёрт от ладана, но в итоге сама-всё сама и сама же во всём виновата.

Уже по пути домой я заметила, что потеряла новую перчатку. И совсем, вообще расстроилась.

Дома была мрачная. Лезла в голову всякая чернуха. Вспомнила, как вчера возились и заворачивал меня в одеяло, заматывал как в кокон, и говорил: "это чтобы не дрыгалась." А сам пришел из комнаты, где сидел с раскрытым окном. Холодные руки. Я называю его, когда холодные руки, жабий принц или змеиные лапки. И вот вдруг совпало наверное, холодные лапки, одеяло, дрыгаться, и я вспомнила детей.
Как я им приговаривала стишок, когда были маленькие. Заворачивала в одеяльце, а они дрыгали ножками и смеялись, потому что нос им щекотали мои волосы. Это были редкие счастливые моменты моего материнства. Лицо к лицу, милый родной младенец, его запах молочка и мёда, глаженых пелёнок, гормональная эйфория. Сиськи полные молока.

...Дрыгоножество своё прекрати!
В одеяле хоть чуть-чуть посиди...
Пусть согреются холодные лапки
И не будут холодны как у жабки!

Я просто охуела от боли и начала сразу плакать. И расстроилась. Что неконтролируемо приходит боль и не готова, и не умею останавливать. И думаю всё равно о себе. Ну вот же! Мы же любили друг друга! Я принесла такую жертву, я же была хорошая... За что они так? За что со мной так, почему со мной так можно, я же человек живой и мне больно!

Лежала несчастная, плаксивая, с тупой ноющей болью в животе, то ли поджелудка от кофе заболела, то ли пресс. К. надоело, что я такая, он выходные хотел провести со мной, а я вот что, пригрозил, что уйдёт. Ну и иди, сказала ему. Ультиматумы мне делаешь, я бы с тобой так не поступила. Лежала и слёзы текли.

Но подумала, что так и правда нельзя.
Пошла снова на улицу. Купила такие же перчатки, ещё одни. Они стоят сто рублей, или двести. Не важно. Почему-то стало легче.

Пошла в магазин всякой пневматики и прочей байды, смотрела пневматические пистолеты и охолощеный был там Макаров.

Вернулась, К. стала спрашивать зачем охолощёный нужен, он же не стреляет. Проболталась что придумала подарить на Новый год ему пестик.
Он о чем-то разглагольствовал сидя за компом. Показывал рисунки. У меня вдруг сердце сжалось, какой он красивый, и как говорит, и рисует, и я сказала, что люблю его. Обнимал и тоже говорил, что любит.
Он заменяет мне детей что ли... Я совсем запуталась, потерялась.

Пришёл ко мне, я лежала, писала текст.
Позвал обниматься, я подползла на коленках прижалась к его боку. Задрала футболку, начала ему гладить живот.
Он стащил с меня трусы и колготки и  кофту поднял. Ласкал соски и гладил задницу, говорил какая приятная.
Я целовала ему живот и запястья, вдыхала  запах его кожи, стянула штаны спортивные и плавки. Член уже стоял, нежная кожа, а под ней набухшие сосуды, вены и твёрдый, даже потемнел от прилившей крови. Я стала целовать его с языком, легонько упираясь языком в головку, вылизывая там где уздечка складочки кожи. Потом взяла в рот головку  и продолжала там же лизать, но уже внутри своего рта.  Потом взяла поглубже ствол в рот. Но он уже даже до половины не входил в рот, такой разбух здоровый. И под углом только можно было брать, не удавалось глубже.
Так мы ласкались, он продолжал мне соски гладить и сжимать пальцами очень приятно, пизда уже вся намокла и я тёрлась о свою пятку, то ли об одеяло, я плохо помню...
Развернул к себе задом, я стояла на коленках и на руках и он вошёл, такой был большой, что не сразу вошёл, прорывался, я помогала, рукой раздвигала и стонала, как он входит внутрь, с трудом. И трахал потом, глубоко доставал, держал крепко за плечо, за талию, я не могла не стонать, он раздирал изнутри сладко, когда шёл на выход, тёрся о стенки, головка разбухла как шляпка гриба... И меня от этого раздирали стоны, двигалась ему навстречу, упиралась задницей и бёдрами каждый раз.
Вышел, смотрела как голый идёт к полочке, ложится, надевает презерватив. Встретилась с ним глазами и такой летящий восторг, что мы будем ещё сейчас... И какой он красивый, любимое моё лицо, глаза...
Развернул на бок, очень нежно, вошёл, обнял. Начал одной рукой гладить снова сиськи, а другой там, целовал в плечи и в макушку, я молча добиралась, молча, как сладко, боже мой, сейчас, пришло, начала орать, он замер, чтобы продлить.
Мне вдруг стало стыдно, что я так громко ору. Ты не смейся, просила его, он что-то говорил, но я ещё была там, не соображала. Потом помогала ему, старалась, от напряжения стонала, и ловила-радовалась, что он быстрее двигается и дышит чаще, значит скоро...
И у него тоже пришло, уткнулся мне в плечо и тоже стонал, но не как я конечно, он сдержанный.

Лежали, смеялись, а вот если бы он тоже так громко орал, как я. И он говорил, что то, что я кричу, это очень здорово, ему нравится.

Мне стало получше.
Но недолго. Я всё равно проваливалась.
Он доводил моё нытьё, что боюсь сойти с ума, до абсурда. Много говорил о том, что он слушает, по ютубу смотрит, история, политика, транспорт, марксизм, советский союз. Но я всё равно не отвлекалась, варилась в своём.

Сидели на кухне за чаем. Говорила, что у меня есть цель. Выйти в топ и писать об алкоголизме.
Рекламировать трезвый образ жизни, объединять трезвых людей, мотивировать пьющих людей не пить.
Но мне тяжело об этом писать. Противно. И в тоже время, кто если не я? Мало кто оттуда выбрался. И у меня есть инструмент. Я хорошо пишу.
И там очень обширная тема, годами писать, жизни не хватит.

Я совсем слабая. Любой мелочи достаточно, чтобы я сломалась и лежала больная, лишённая сил, и хотела сбежать, умереть.
В башке как будто доминошки осыпаются, тревога-тоска-безвыходность.
Иногда хочу угаситься какими-то таблетками от страха и вины. Но потом не хочу. Не хватало сесть на эти таблетки, зависеть от них. А ещё не хочу утратить этот эмоциональный раздрай, на котором я пишу лучше, чем когда ровно. Так и мотаюсь на этих качелях. Чем выше радость, тем потом глубже яма. Летает маятник.

Печенье невкусное... Слопала плошку малинового варенья.

Лежали в кровати. Он вспоминал, как прилетел в Москву. Самолёт садился и он видел город, который поражал его своими масштабами. Смотрел и охуевал, как ему дальше здесь, что делать и с чего начать. И потом понеслась свирепая какая-то ебанина, гонки на выживание.
Вспомнил наш любимый эпизод из "Охотников за привидениями."
Как какая-то демонесса, то ли горгулия спрашивает Рэя: "Ты Бог?!"
Он ей кричит в ответ: "Нет!"
И она тогда его с двух рук хуярит синими молниями. И он сам, и все с ним другие охотники, валятся вниз в укрытие, в какую-то канаву. Кругом трешняк - лужи и электрическая трескотня, всё разрушено.

- В следующий раз, когда тебя спросят Бог ли ты, говори "Да!" - Иган ему орёт.

- Ты Бог - я тут же отыграла, встав над ним, нависая как горгулия.
- Нет!
Толкнула воздух руками, типа  тоже с двух рук в него хуярю молниями дж- тдж!! Поймал мои руки.

Трудно быть богом. То есть богиней, я не знаю, кем надо быть, чтобы всё это выдержать достойно, не сломаться окончательно.

Пока держимся.

#блогерскаяосень
#дорогойдневник

Tags: #блогерскаяосень, #дорогойдневник, 18+, Где эрос - там жизнь!, моя жизнь сейчас
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Гормональное

    Задолбали эти гормоны. Я совсем плакса, Иду по мосту, там какой-то гитарист наяривает на гитаре и поёт: ждёт Севастополь, ждёт Камчатка, ждёт…

  • Про поиски работы

    Звонили из Шереметьево. Я туда отправляла резюме. Работа досмотр багажа и пассажиров. График день, ночь, два выходных. Зарплата такая же как…

  • Надорвалась

    Чувствую себя совсем больной. Раньше мне нравился мой мазохизм. Но последние дни он какой-то комичный, до абсурда доходит и я чувствую себя дурой.…

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments

Recent Posts from This Journal

  • Гормональное

    Задолбали эти гормоны. Я совсем плакса, Иду по мосту, там какой-то гитарист наяривает на гитаре и поёт: ждёт Севастополь, ждёт Камчатка, ждёт…

  • Про поиски работы

    Звонили из Шереметьево. Я туда отправляла резюме. Работа досмотр багажа и пассажиров. График день, ночь, два выходных. Зарплата такая же как…

  • Надорвалась

    Чувствую себя совсем больной. Раньше мне нравился мой мазохизм. Но последние дни он какой-то комичный, до абсурда доходит и я чувствую себя дурой.…