kisalubimaya

Category:

Невыносимых повыносим...

невыносимых повыносим
непобедимых победим

снесём несносных
несъедобных
съедим

© urun 2

Хотела назвать пост "невыносимое."
И вспомнила вот этот стишок.
Потому что надо продолжать, не смотря ни на что.

Снова пыталась делать лаз ему в голову.
Нашла обучение для охранников, не желают его светлость.
Пылесосить тоже не желают.
Мыла пол, меняла бельё. Делала упражнения. Цеплялась к нему.
Он считает что цепляюсь. А я знаю, что загоняюсь от страха.

Что ему со мной плохо. Что даже когда он со мной, я унылое говно.
А без него лежала бы в грязи в телефоне.
Ничего я уже не хочу.
По утрам и по воскресеньям плачу, так не хочу на работу. И от звонков и когда приходят клиенты дёргаюсь нервная, как будто меня пытают.

Прихожу домой, грязно, неуютно. Устала.
Но не хочу снова жить в грязи. Грязь - где-то рядом депрессия. И так всё неустроенное из говна и палок, когда чисто - лучше, воздух, хоть как-то похоже на дом.

Боюсь что детям без меня плохо. Боюсь что дети придут ко мне. В любой момент могут прийти и сказать: мы с ним не можем. Или даже сам их отец может выгнать их ко мне. Ничего хорошего я от него не жду, натерпелась.

Придут дети -  К. придётся уйти. И даже денег с собой дать ему не смогу. Уйдёт снова где-то выживать бездомный, впроголодь.

И дети, как мы с ними будем после всего? После того, как я упрашивала их общаться, говорила что люблю, а мне в ответ грубость и игнор. Как добивали меня, травили вместе со своим отцом.
Относились как к прислуге, никто не убирал за собой, демонстративно. Смотрели как на врага.

Ласковый мой, любимый. Он стал мне утешением, отогрел меня. Только им и жила, без него я бы это всё не выдержала.

Но и в нём боюсь  разочароваться.
Увидеть что он ещё слабее чем я, и нет у него никакого потенциала, это я очарованная придумала. И тащить мне его всю жизнь. Или найдёт кого ещё, также жить за эмоциональное обслуживание.
Или вообще, он меня с трудом терпит.

Вдруг рассеивается иллюзия и мы оба дети в телах взрослых, слабые, не прошедшие проверку на прочность. Некрасивые. Застенчивые и беспомощные.

Сидим с ним за столом.
- Какие у тебя ко мне претензии, - он спрашивает.
- Я же говорила тебе... Не может быть никаких претензий. Претензии - это когда договор. Обязательства. А у нас нет никаких обязательств...
- Ты хочешь чтобы были?
- Нет, я переживаю за тебя. Я боюсь, что я тебе врежу своей опекой.
- Ты хочешь чтобы я вышел на работу?
- Я не знаю... Как для тебя лучше. Я не хочу, чтобы ты вышел и злился на меня, уставал, тратил жизнь на это говно. Правда не знаю. Я боюсь, что и с тобой я превращусь в функцию. Что ты терпишь меня из-за выгоды.
- Ты так чувствуешь?
Я молчу. И он молчит.
Сидит смотрит беззащитный, какой-то пришибленный, я не могу причинять ему боль, не могу, разрывается сердце, так тяжело.

Слушает новости.
Обследовали детей, переболевших коронавирусом.
Что-то там у этих детей с фертильностью.

- Самый гуманный способ -  говорю я грустно.

Возмущается, разглагольствует про тоталитаризм и геноцид.
- Ты хочешь размножаться, -  я спрашиваю, терплю, чтобы не плакать.

Говорит: конечно, это же инстинкт.

Мне снова больно, невыносимо больно от  несбыточного.

- Ты приноси мне потом своего младенца. Я ему буду песенки петь, укачивать.  И книжки читать.
Стоим обнявшись. Гладит меня по голове.

Вот снова довела себя до слёз.


#дорогойдневник

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened