Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Гермиона

Тошниловка

Пытаюсь всучить людям свою кривую жизнь, свои болезни, раны чтобы развлекались, продать, чтобы легче жить хотя бы оставшийся кусок.

Для меня мука каждый день эта работа. Также и поиски новой.

Может оправдаться хочу, что я не виновата.

В обёртке красивых слов сую всё это безобразное.
Чувствую отвержение, одиночество.
Нужна боль.
Гермиона

Яркие краски после дождя


Яркие краски после дождя.
Мокнет сирень.
Я люблю и скучаю.


Написала сестре О.
И жене его друга.
Не думаю, что что-то изменится, только больше обозлит его.

Друг к нему год оказывается не ездил. Они думали, что всё хорошо.
Плохо это, закрывается от всех.
Заложники, заложники, дисфункция, вред, хочется орать.

Постила в дзен главу из книжки, там воспоминания.
О том как Андрей рассказал моей матери про меня и отца.

Как я сбежала на дачу.
Выживали там впроголодь. В морозы.
Она даже ни разу не приехала. Сбагрила и радовалась.
Однажды я приехала домой помылась.
Какой кайф после корыта и ковшика в холодной комнате вся дрожа, залезть под душ. Я взяла у них с бабкой немного картошки. Бабка пыталась меня накормить, но я в слезах гордая сбежала, неся эту картошку.
И денег заняла у подруги С.
Ехала зайцем, ревела.
Бабка всё же больше была человек, мать совсем отмороженая.

Боюсь быть на неё похожей. Иногда прямо ненавижу. Но похожа.
Также дети думают, что я сбагрила их и рада. Сбросила балласт. Так и есть. С ними в комплекте их урод отец, порушенные надежды.

Я решила ходить каждую неделю.
Приносить вещи и покупать что-то.
Писать короткие записки. О том, что их люблю и номер телефона. Просто для себя, чтобы не быть похожей на мать.

Оставлять у двери. Наверное О. выбросит, но вдруг.

К. снова сказал, что я его не слушаю и пытаюсь снова через посредников.
Я сказала, просто он не хочет, чтобы маячили здесь мои дети.
Кукушонок, подумала. Но не сказала.
Хотя я его понимаю, вот если бы у него были дети...
А вот и нет, я представила, как было бы здорово, если бы у него были дети и он бы приводил их ко мне, я бы их полюбила.

Стану меньше его любить, за то,что кукушонок? Нет, не меньше, он родной уже, вот такой.

Снова секс феерический, какие-то прямо наркоманские приходы. Хотя никогда наркотики не пробовала, но мне одна девка рассказывала, что это, ну как оргазм, только дольше и ярче.

Ночью смеялся в соседней комнате.
Каким-то злым язвительным смехом.
Я вдруг испугалась, что читает мой блог и ему не нравится.

Но он слушал Сёмина. Рассказал мне над чем смеялся, мне это не смешно.
Сёмин скрестил Дерипаску с Абрамовичем получился Дерьмович.
Глупо как-то, школоюмор.

Я люблю его даже кукушонка, даже смеющегося над глупостями.
Почему-то чувствую, что скоро мы расстанемся. Полетит наверное в Бухару, продавать дом. И больше не вернётся.

Тебе дать на билет, я спросила?
Отказался. Ему просто надо не только на билет.

Был уязвимый, метался бубу, переживал, что мать у него как ребёнок, а у него свои проблемы не решены. Вымотала ему всю душу своей беспомощностью. Не может распродать мебель, завела кучу кошек, хотя он говорил, что кошки не нужны.

Всё просто, я ему сказала, нужно заработать денег и отправить ей.

Он согласился.

Но он годен только для секса.
Для работы не годен. Нянчить чьих-то детей тоже не годен... Помочь матери тоже не годен. Узкий специалист.

Бедный змея.
Черешни говорит спилили. Дом его детства выставлен на продажу, не на что содержать, рушится дом.

Черешневый сад.
Рушится мир.
Гермиона

Думаю всё же написать в опеку

А потом в суд подать на порядок общения.

Сочиняю в голове текст письма, а сама сомневаюсь.
Детям от этих органов один вред.
И меня будут футболить, чтобы не создавала работу.

Я хочу чтобы:

Предоставил доступ в квартиру для общения с детьми, уборки, стирки, покупки мебели. В своё отсутствие.
Для этого изготовил ключи.
Так как я имею право там, в квартире, находиться - вместе с детьми. И вложен материнский капитал.

Предоставлял младшего ребёнка для совместных прогулок и посещения мероприятий. Каждую неделю по субботам. Старшие - по желанию.

Не препятствовал получению старшими детьми психологической помощи, то есть, такая помощь может быть оказана без его согласия.

Открыл счёт на сына для перечисления денег.

Не препятствовал общению с младшим ребёнком по мобильной связи, снять блокировки с номеров. Старшим тоже сообщить номер для связи.

Не понимаю чего в этом больше.
Возмущения, что со мной так нельзя, или всё же детям это нужно.

Может выйдет новый виток вражды, конфликта, разжигание розни.

Если я начну, наверное придётся идти до конца. Я буду судиться, писать в прокуратуру, уполномоченному по правам ребёнка, в соцсети, в прессу, депутатам, везде.

...Пойду до конца. Как моя бабка Пушкина до верховных судов. Но она ничего не добилась. Потратила время своей жизни на эти коридоры, писанину, нервы. Заработала себе репутацию неадекватной, от которой все шарахаются. Это братья деда с ней начали судиться, когда дед умер.
Первый суд она отбила и они не смогли отжать у неё кусок дома.
Но потом она решила отжать у них.
И всё проиграла. Я любила этих соседей, но мне запретили играть с двоюродными братиками.

Неизвестно чем это грозит. Я совсем не боец.
И вполне возможно, что этот бешеный урод нас всех просто поубивает.

Или я сломаюсь на полдороге, не смогу продолжать. И дети снова почувствуют себя брошенными.

В любом случае условия проживания у меня хуже, денег содержать троих детей нет. Работаю полный день - нет и времени.

Если О. тоже начнёт судиться, я могу проиграть. Против меня - есть протокол. И лежит наверняка в соццентре заключение психологички, где написано, что я неадекватная.
Хотя уже прошло два года, давно всё неактуально и погашено.

Нужно время и деньги. Здоровье, решимость. Кроме времени когда я уволюсь - у меня ничего остального нет.
На новой работе не отпроситься будет по судам-опекам бегать.

И детям только вред от этих войн.
Я не знаю.

Рыжий говорит ищи возможности без посредников. Я не вижу таких возможностей. На улице караулить или под дверью кричать пытаться разговаривать...

Ничего пока не решила.
Я снова ранена, не соображаю, надо успокоиться.
Гермиона

Настроение хуже некуда

Работать совсем не могу. Сижу в каком-то мороке. Приказа на увольнение нет.

На улице раздавали сим-карты, я положила деньги на другой номер и позвонила.
Ответил детский голос и когда я сказала, что это я, моментально и второй номер внесли в ЧС.
Потеряла только зря 150 рублей.

Мечется душа что-то делать.
Но что?
Судиться, в опеку писать?
Чтобы дети варились в этом конфликте всё время? Да и я не тяну.
Плохо мне, проваливаюсь.

С Рыжим хорошо всё. Но я не рада.
Оживаю на чуть чуть. Потом снова как зомби.
Перед глазами эта ужасная комната.
Окна без штор. Засаленая грязная подушка без наволочки. Телевизор на полу, в углу куча носков.
И моя крошка, цветочек мой.
И котик рыжий в этой комнате.

Отец лает орёт, тоже засаленый, вонючий. Нависает надо мной, хватает выталкивает на глазах у детей.
В углу пузырь пивной. На глазах у ребёнка бухает.

Я чувствую, это преступление, что я ничего не делаю.
Но что я могу сделать.
Она всё правильно сказала моя маленькая. Большой злой мужик, он просто убьёт.

Если они начнут со мной общаться он и с ними будет враждовать.
Если я чего-то добьюсь с судами и опекой, он просто может убить и искалечить меня или детей.

И никто нас не защитит. Как раньше, так и сейчас.
Никто.

Я хочу забыть о том, что я видела.

Меня кроет ненависть ко всем.
К бабам с форума, которые меня травили. Я злорадствую, когда читаю, что у них неладно в семье, сейчас радуюсь, что мразота, которая писала на меня донос сразу после этого тяжело болела. Так ей и надо.
Надеюсь две другие тоже мыкают какое-то горе.

Я не жила дома и О. знал, что я живу с другим. Но мы с детьми общались. И только когда начала ходить опека по доносу этих мразей, О. начал детям внушать, предала, бросила, чтобы выгородить себя и отвлечь от своего пьянства, повесив всю ответственность на меня, за то, что у нас творится.

Я бы отлежалась выздоровела и стала бы водить снова в сад и убираться дома.

И с этим мудаком до опеки мы как-то нейтрально, не было такой ненависти.
Он ведь подумал, что это я его хочу выгнать с опекой.

И одна девушка, когда моя мать проебошила все сбережения в шарашкиной конторе мне написала, что яблоко от яблони недалеко падает.
Ткнула в больное. Что как я вся в кредитах, так и мать моя полезла от жадности за наживой. А я доживала на съёмной последние дни. Готовилась возвращаться к О. в ад. Если бы мне те деньги, которые она слила, я бы ещё снимала...

А что потом, а потом сама туда же в такую же шарашку. Мне её очень жалко, но я не могу об этом не думать, вылезло это, что она тогда писала, и сидит. Я очень злопамятная. Я годами это держу в памяти все свои раны. Я ими любуюсь.

А ещё одна, которая поддакивает мне сейчас, раньше гнала меня с форума прочь.
Писала, что я игрок, играю людьми, вношу раскол.

И все они чего только не писали.
И ебливая кошка и вонючая маромойка.
Сошли вдруг с ума.

А те которые были до́роги вдруг закрывались на замки. И я перед этими закрытыми дверями снова.

Ядовитые эти форумы. Особенно бабы.
Нам лучше в одном месте не собираться, мы катализируем друг в друге бешеных животных.

Если мы и трезвеем там, то только для того чтобы выпендриться, какие мы крутые, круче тех, кто всё ещё пьёт. И самые умные и правильные.
Лучше чем кто-то.

В общем, мне херово.
Просто грязь какая-то поднялась и душит эта муть взбулгачилась.

Вредно мне туда к О. ходить, нельзя.
Больше не пойду никогда.
И на форум этот забыть бы дорогу, но тянет.
Гермиона

(no subject)

Мать снова приехала.
Лаялись как две собаки.
Я устала. Но не плачу и не убиваюсь как раньше. Отбрехалась.

Лежали на кровати с Рыжим болтали.
В раскрытое окно выставили пустой стаканчик от йогурта, рыжий из пневмата сбивал его.
За окном май, сюр какой-то.

Зачем эта власть ради власти, не считая людей за людей, вместо добра и человеческого общения война, побеждать своих близких в этой войне? Ради чего?
Не понимаю.

Боюсь потерять надежду.

Вот так всегда соберёшь сил, со дна наскребёшь чуть-чуть, чтобы что-то делать хорошее для красоты, для радости, созидать.

И тут приезжает близкий родственник и пуляет в тебя говном, сбивает с ног. И все силы теперь уйдут на то, чтобы подняться, на созидание уже не остаётся.

Эти тексты на Яндекс Дзен
Гермиона

(no subject)

Пью успокоительный чай, валерьянка там, пустырник.
Чувствую себя спокойной и сильной.
Боль ушла.
Но ощущение какой-то тормознутости.
Почему мне не плохо?
Всё было хуже, чем всегда, а мне вроде нормально. Не убиваюсь, не хожу кругами вся в слезах, корчась от боли. Не хожу на верхние этажи, чтобы успокоиться.

Перед тем как я пошла к О., вытаскивала карту, выпал "суд"

Суд – всегда символизирует изменение ситуации, всегда радикальные ПЕРЕМЕНЫ К ЛУЧШЕМУ, успешное преодоление проблем, избавление от ограничений и препятствий.
Ни во что не верю, хотя просила людей помочь, попросить бога или мироздание, чтобы мы с маленькой могли общаться и гулять.

Мечтала стать психологом. Много работать, вести блог, помогать людям и чтобы были деньги, помочь детям.
Читала программы обучения, с живым интересом. Написала ру.психологам, там тоже получила внимание, радовалась, нравились люди.

На следующее утро, после того, как я ходила к О. Рыжий напугал меня, в пять утра начал палить из пневмата из окна.
Я думала, б.ть, кто там пришёл и что делать, если он не промажет (а он не промажет). Каркали вороны.

Оказалось его выбесили вороны, не давали ему спать, орали, он подходил к окну, они улетали, только ложился, снова начинали орать. Вот по ним он и палил. Не дострелил, они далеко были. Я не хотела бы, чтобы он попал.

Снова поняла, что я его люблю.
Кто-то другой начал бы делать такую дичь, я бы разозлилась. А ему умиляюсь.

Смешил меня, рассказывал про собеседования. Я смеялась, что ни за что не взяла бы его на работу, сразу видно чувак борзый и странный, себе на уме. Для секса годен, а для работы нет. Его восхитил мой вердикт, сказал что это нужно написать золотыми буквами и предъявлять.

Ходил на турники, а я в магазин.
Потом уехал встречался.
Я нашла детские вещички перестирала, отнесу. Может уже и малы...

Вернулся, занимались любовью в чистой постели, красиво, как в кино.
Усы у него рыжие, колюченькие.
Кайфовый, хорошо с ним.
Лежали тёплые и голые потом, обнимались.
Я была счастливой, верила в хорошее.
Потом выглядывал из душа, улыбался, я развешивала вещи, погладила его нос.

Не знаю, чай это так действует или правда перемены какие-то произошли, сдвинулось что-то с мёртвых точек...
Как-то хорошо, спокойно.

Эти тексты на Яндекс Дзен
Гермиона

"Восполнение пробелов в законодательстве о семейном насилии" - эти поправки пишутся кровью и смертям

Кадр из фильма "Ужас Амитивилля" - уже можно снимать ужас в Псковской области
Кадр из фильма "Ужас Амитивилля" - уже можно снимать ужас в Псковской области

Преюдиция или декриминализация

Конечно же декриминализации де-юре не было. Просто ввели преюдицию, которая действует таким же образом в отношении нетрезвых водителей и уклонистов от уплаты алиментов.

Не платил алименты - составили протокол, наказали административно, продолжает не платить - начинается дознание и действует уголовная статья.

Также и с побоями, ударил раз - КоАП. Ударил после этого снова - УК, - разъясняет Российская газета.

Что же вышло на практике с семейным насилием? А вышло правоприменение, которое иначе, как абсурдным не назовёшь.

Если ударил и нет повреждений, повлекших утрату трудоспособности - полиция выезжает, составляет протокол,
по необходимости может задержать "кухонного боксёра" до рассмотрения протокола судом.

Если налицо вред здоровью - полиция отправляет жертву в суд. Потому что побои - дело не полиции, а частного обвинения.

Дознание по таким статьям не предусмотрено. Жертва сама должна собирать доказательства и сама выступать в суде обвинителем.

А теперь представьте состояние избитого человека, есть ли у него силы всем этим заниматься? Вероятнее всего избитая - женщина с детьми на руках, которой некуда деться.

Она зависит от насильника материально, ей не с кем оставить детей, она подавлена и совершенно беззащитна.

Что она почувствует после того, как полиция откажет в возбуждении уголовного дела, отправив её в суд? Совершенно, кстати, на законных основаниях. Может и хотели бы защитить, да по закону сама-сама, дело частного обвинения вне их компетенции.

Collapse )